Дело сбитого «Боинга» и суд над Порошенко: что изменит обмен заключенными


Петр Порошенко...foto;lugradar.net
Обмен заключенными между Киевом и Москвой возымел сильный медийный эффект. В процессе были задействованы знаковые лица: украинский режиссер Олег Сенцов (признанный судом виновным в подготовке теракта), журналист Кирилл Вышинский, экс-командир ополчения ДНР Владимир Цемах. Их освобождение дает призрачную надежду на нормализацию российско-украинских отношений.

Аналитический портал RuBaltic.Ru разбирался, как обмен заключенными изменит политические расклады на Украине и за рубежом.

1. Реанимация «нормандского формата»

Последняя встреча лидеров России, Украины, Франции и Германии состоялась в 2016 году. С тех пор «нормандский формат» стал неактуальным: президенту РФ Владимиру Путину не о чем было говорить с Петром Порошенко, который откровенно «забил» на Минские соглашения.

После смены власти на Украине ситуация несколько изменилась. В риторике Владимира Зеленского тема «нормандской четверки» занимает особое место. Восстановление этого формата он даже записал в список своих достижений за первый месяц работы на высшем государственном посту.

Впрочем, саммит президентов с тех пор так и не состоялся. Встречались только министры иностранных дел России, Украины, Франции и Германии. Их переговоры едва ли можно назвать результативными: даже приблизительная дата встречи «четверки» на высшем уровне остается неизвестной.

Энергичность и задор Зеленского, который хочет провести саммит как можно быстрее, наталкиваются на скептицизм российской стороны. Формально позиция Кремля звучит так: чтобы авторитет нормандской площадки не пострадал, перед очередной встречей «четверки» необходимо выполнить ее же решения от 2016 года. Хотя бы развести силы на трех участках фронта в Донбассе (пока что разведение состоялось только в районе Станицы Луганской).

По сути же Москва просто сомневается в целесообразности встречи с лидерами Украины, Франции и Германии.

Позиция Зеленского по вопросу реализации Минских соглашений остается невнятной. Что можно обсуждать, если у нового президента Незалежной до сих пор не сформировано свое видение ситуации?

Прошедший обмен заключенными к «Минску — 2» никакого отношения не имеет. Тем не менее он создает хорошее подспорье для встречи «нормандской четверки».

Москва получила подтверждение того, что новый президент Украины — человек небезнадежный, с ним можно договариваться. По крайней мере, попытаться стоит.

Не исключено, что со стороны России одним из условий реабилитации «нормандского формата» как раз и был успешный обмен заключенными. Теперь лидеры четырех стран должны его «обмыть». В ближайшее время наверняка станет известна приблизительная дата их встречи.

Но вопрос целеполагания никуда не делся. Украинская сторона и ее западные кураторы должны предложить Москве конкретику. В противном случае первая встреча «нормандской четверки» с участием Зеленского может стать последней.

2. Продавливание Минских соглашений

Аналитический портал RuBaltic.Ru уже писал, что Париж и Берлин будут давить на Зеленского, требуя от него прорыва на «минском» направлении. В свете недавних событий это становится все более очевидным.

«Франция вместе с Германией активизирует свои усилия в нормандском формате для дальнейшего прогресса и реализации политического компонента Минских соглашений», — так отреагировал на новость об успешном обмене заключенными Эммануэль Макрон.

Нетрудно догадаться, что подразумевает французский лидер под словами «политический компонент».

Политической частью «Минска» принято называть конституционную реформу, которую должна провести Верховная рада.

По сути, единственным реальным предметом обсуждения «четверки» сегодня может быть только последовательность шагов, которые Киев и Донецк должны предпринять для реализации мирных договоренностей. На этом и закончился предыдущий раунд переговоров в «нормандском формате». Стороны договорились разработать проект «дорожной карты» по имплементации Минских соглашений, но воз и ныне там.

В теории действовать можно по-разному. Например, заняться «политическим компонентом» после прекращения огня по всей линии фронта. Если доступными средствами остановить стрельбу не удается (что мы и наблюдаем), то почему бы не воспользоваться идеей Путина — расположить вдоль линии фронта миротворческий контингент? Наконец, подзабытая «формула Штайнмайера» предполагает, что начать реализацию политической части «Минска — 2» можно и под гром канонады.

Как бы то ни было, реабилитация «нормандского формата» предполагает продавливание мирных договоренностей, которые раньше срывались по вине украинской стороны.

И за прошедшие три года ничего не изменилось. Мяч по-прежнему на стороне Киева.

3. Расследование трагедии «Боинга»

В списке граждан, которых Украина выдала России, оказался 58-летний экс-командир бригады противовоздушной обороны ДНР Владимир Цемах. В конце июня украинские спецслужбы вывезли его с неподконтрольной Киеву территории и презентовали миру как «ключевого свидетеля» (и даже «соучастника преступления») по делу сбитого «Боинга».

«Патриоты» всех мастей восхищались блестящей спецоперацией и грезили о том, что Цемах будет давать показания в Гааге.

А потом, как гром среди ясного неба, прозвучала новость: арестованного отпустили из-под стражи и готовят к обмену заключенными.

Легенда о «ценном свидетеле» начала трещать по швам

Во-первых, выяснилось, что следственная группа JIT (Joint Investigation Team), которая занимается расследованием трагедии рейса MH17, за два с лишним месяца до Цемаха так и не добралась. «Хотелось бы, что он оставался на Украине, чтобы мы могли с ним поговорить», — заявила пресс-секретарь JIT Брехтье ван де Мосдейк.

Впрочем, уже после обмена заключенными Владимир Зеленский поспешил успокоить возбужденную общественность: перед обменом зарубежные следователи все-таки допросили «ценного свидетеля».

Допросили и поняли, что никакой ценности этот объект блестящей спецоперации СБУ на самом деле не представляет.

В противном случае Цемах уже давно находился бы не на Украине, а в Нидерландах, откуда координируется расследование трагедии. И уж точно Запад не позволил бы выдать его Москве.

Спектакль тем временем продолжается. Сразу после обмена прокуратура Нидерландов потребовала от России выдать ей Цемаха. То есть выдать человека, который уже по факту был в руках голландской Фемиды!

Но правду не скроешь.

Очередная попытка представить миру «неопровержимые» доказательства вины России в трагедии «Боинга» обернулась фарсом.

«Ключевым свидетелем» авиакатастрофы оказался человек, от которого отмахнулась международная следственная группа.

4. Суд над Порошенко

Имя Петра Порошенко на Украине уже фигурирует в 12 уголовных производствах. Большинство из них зарегистрировано по заявлениям юриста, экс-заместителя главы администрации президента Януковича Андрея Портнова.

Истец, среди прочего, пытается доказать, что в ноябре прошлого года Порошенко сознательно посылал «на убой» украинских моряков с целью ввести военное положение. В этих действиях Портнов усматривает признаки государственной измены, попытки свержения конституционного строя и превышения служебных полномочий.

Доказать это будет непросто, но факт остается фактом: сведения об уголовном производстве по факту возможного преступления внесены в Единый реестр досудебных расследований (ЕРДР).

Государственное бюро расследований (ГБР) на основании решения суда изымало у командования Военно-морских сил Украины копии документов, которые связаны с неудачным проходом украинских кораблей через Керченский пролив. В рамках дела о госизмене была назначена экспертиза.

После обмена заключенными расследование получит серьезный импульс. На Украину вернулись непосредственные участники тех событий — украинские моряки.

Они-то и расскажут, как проходил их «керченский прорыв», кто отдавал приказы и так далее. Петра Алексеевича такая перспектива явно не радует…

 

Алексей Ильяшевич

http://www.RuBALTIC.Ru


  

Постоянный адрес статьи



К этой статье еще нет комментариев.
Добавить комментарий
Имя:
E-mail:



Новости