Объединилась ли Германия: поведение восточных немцев пугает ФРГ


foto;uapress.info
После протестного голосования за популистскую «Альтернативу для Германии» в федеральных землях Бранденбург и Саксония ФРГ опять обсуждают проблему интеграции восточных земель. Территории бывшей ГДР снова показали свою отличность от ФРГ, и на вопрос, завершен ли процесс объединения Германии, больше нет однозначного ответа.

Осенний политический сезон в Германии открылся выборами в земельные парламенты на территориях бывшей ГДР. «Новые» земли ФРГ проголосовали почти в точном соответствии с прогнозами, предрекавшими здесь большой успех для правых популистов из АдГ.

Благодаря отчаянной мобилизации «народных» партий Христианско-демократический Союз (ХДС) и Социал-демократическая партия Германии (СДПГ) в последние недели перед выборами победы «Альтернативы для Германии» все же удалось избежать.

Однако политический ландшафт восточных земель продолжил трансформироваться, размывая позиции христианских демократов и социал-демократов, ранее казавшиеся непоколебимыми.

До миграционного кризиса 2014 года вопрос интеграции бывшей ГДР в единую Германию казался почти полностью решенным. «Новые» земли все еще отставали от «старой» ФРГ по уровню экономического развития, наличию инфраструктуры, плотности населения. Продолжался отток людей на запад — как в западную Германию, так и в другие европейские страны, а также в США.

Однако в целом причин для пессимизма не было. Восточногерманский избиратель демонстрировал лояльное голосование в пользу ХДС или СДПГ. Локальные электоральные прорывы неонацистов из Национал-демократической партии (НДПГ) оставались не более чем скандальными рецидивами без политических последствий. Идейные наследники Социалистической единой партии (СЕПГ) из «Левых» сохраняли определенное влияние и даже смогли возглавить Тюрингию, но тем не менее продолжали быть зависимыми от политического мейнстрима ФРГ.

Фигура «канцлера-объединителя» Гельмута Коля пользовалась на востоке большим авторитетом, выражавшимся, прежде всего, в сравнительно высокой поддержке ХДС.

После падения Берлинской стены жизнь среднестатистического немца по сравнению со временами позднего ГДР претерпела фундаментальные изменения, которые в обывательском измерении воспринимались, как правило, позитивно. Ярких витрин супермаркетов и новых возможностей для профессиональной и личной реализации было достаточно, чтобы благодарить объединителей страны. Неторопливой поступью восточные земли все же продвигались к реальному единству с западом страны.

Почему спустя четверть века после падения Стены Германия вновь почувствовала себя расколотой?

Спусковым крючком к недовольству жителей восточных земель послужило обострение миграционного кризиса в 2014 году.

Вопреки стереотипам, «осси» не испытывали особенной неприязни к беженцам как к людям, подвергающимся опасности у себя дома.

Источником недовольства были действия немецкого правительства, которое проявило готовность к широкой поддержке мигрантов, не оглядываясь на общественное мнение и проблемы внутри ФРГ, в том числе в восточных землях. Критики миграционной политики правительства Ангелы Меркель получали жесткий ответ в немецких СМИ в виде обвинений в национализме и пропаганде ненависти.

Восточные немцы ощутили себя в чужой стране. Потеряв веру в то, что их голос может быть услышан, они почувствовали себя гражданами «второго сорта».

Разочарование сменилось недоверием и гневом, которые нашли выражение в уличных акциях и в протестном голосовании. Волнения в Хемнице после убийства, совершенного мигрантами, стали для Берлина неприятным сюрпризом. Лишь спустя несколько месяцев Ангела Меркель решилась совершить поездку в бывший Карл-Маркс-Штадт, причем эта поездка скорее напоминала инспекцию, чем жест помощи. Из-за нежелания поддержать информационную кампанию против митингующих своего поста лишился глава немецкой контрразведки Ханс-Георг Маасен.

Результаты сентябрьского голосования подтвердили — уровень недовольства на востоке беспрецедентно высок.

Небольшой прирост голосов получили даже «Зеленые», обычно не пользующиеся здесь большой популярностью. Вероятно, именно их избиратели Саксонии увидят в новой правящей коалиции.

Попытки официальных немецких СМИ демонизировать АдГ для восточногерманского избирателя были заранее обречены на провал.

«Альтернатива для Германии» воспринималась на востоке как партия протеста, и любая критика в ее адрес со стороны государства лишь подтверждала правильность выбора.

Правые популисты получили для себя максимально комфортную нишу в качестве влиятельной оппозиции. Им не придется испытывать затруднения с поиском партнеров для правящей коалиции, однако их программные установки будут в той или иной степени использованы земельным правительством. Игнорировать АдГ как маргиналов на востоке уже не получится.

На исходе третьего срока пребывания Ангелы Меркель на посту канцлера немецким экспертам пришлось заново обратить свое внимание на жителей восточных земель в попытке понять причины их недовольства.

Пока наблюдатели видят проблемы в экономике. Территории бывшей ГДР по-прежнему требуют объемных инвестиций, и с приходом больших денег в регион напряжение постепенно уйдет. Недавно анонсированный проект модернизации железнодорожной инфраструктуры и программа «Наш план для Германии», призванная сократить разрыв между развитыми и развивающимися территориями ФРГ, будут направлены, прежде всего, на восточные немецкие земли.

Уверенность Берлина в эффективности экономических мер для умиротворения востока страны основана главным образом на прагматичном измерении исторического опыта, который сложился у немецкого руководства за последние десятилетия. Нет гарантий, что он сработает в новых условиях.

«Осси» по многим показателям живут скромнее западных немцев, но эта разница слишком незначительна, чтобы выступать в качестве двигателя недовольства.

Гораздо опаснее для Берлина то, что в последние годы восток Германии стал менее восприимчив к самим идеям, которые рассматриваются немецким политическим мейнстримом как неоспоримые истины.

Ценности, которыми жила «старая» ФРГ и которые были привлекательны для жителей ГДР в 1989 году, теперь размыты и уступили место набору идеологических установок, верить в которые становится все труднее.

Инвестиции в экономику востока Германии, необходимость которых очевидна, предстоит дополнить инвестициям в доверие жителей новых земель.

Артем Соколов

 

 

http://www.RuBALTIC.Ru


  

Постоянный адрес статьи



К этой статье еще нет комментариев.
Добавить комментарий
Имя:
E-mail:



Новости